Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 02:51   #18 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,229
Репутация: 1866
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

- Этот-то я занесу – в Петровиче опять просыпался, задремавший было, лудоман – А вот чего я в Америке делать буду? Языка то я ихнего не знаю. Потом, опять же – как добираться туда, к басурманам то энтим? Я ведь сроду из Бессонова то никуда не выбирался. А тут сразу Америка. Хотя, конечно, на старости то лет к Брансону неплохо было бы съездить. Когда еще туда попадешь то… Витюнь, а в Америку самолётом надо лететь или поездом ехать? Уж больно я самолётов то боюсь. Разбиваются они сейчас вон один за другим.

- Ау-у – Витюня пощелкал перед лицом Петровича пальцами, видя, как взгляд Петровича постепенно заволакивает дымкой. – Очнись, оглашенный. Играй, давай, а то у тебя за столом теперь все в ситауте сидят и ты вместе с ними. Зря я тебе про Америку, похоже, сказал. Гляжу, ты уже улетел туда. Давай, возвращайся в родные пенаты.

Петрович витал в облаках. Мысленно он уже представлял себя в Америке, на WSOP-е. Вокруг него звучала бравурная музыка, искрились бриллиантами турнирные браслеты. Прекрасные девушки в строгих костюмах раздавали игрокам карты. Вокруг Петровича сидели все «свои» - Брансон, Айви, Негреану, Дван, … Он непроизвольно сглотнул слюну – для осуществления его мечты требовалась какая-то малость – всего-то лишь выиграть турнир, в котором в настоящее время он уверенно шел чип – лидером.

Турнир, тем временем, продолжался. Сколько времени ему еще будет суждено длиться – не ведомо было никому, в том числе и Петровичу, но теперь он точно знал – он будет играть столько, сколько понадобится, не взирая на накопившуюся усталость, на слезящиеся старческие глаза, на затекшую от долгого неподвижного сиденья за ноутбуком спину, на … в общем, несмотря ни на что.
Прошла еще неделя. Игроки добрались до финального стола, на который Петрович вышел абсолютным чип-лидером. Вот тут то и началась игра. «Финалка» до хедз – апа длилась трое суток, и ни один из девяти игроков не уходил надолго в ситаут за это время.

Витюня прыгал от восторга и, невнятно мыча, в радостном ажиотаже каждые пять минут хлопал Петровича по плечу. Петрович морщился, но терпел. В отличие от Витюни он был абсолютно спокоен и уверен в своей будущей победе. Витюня в уме переводил доллары в рубли и после выбытия очередного оппонента сообщал Петровичу сумму его выигрыша на настоящий момент. Петрович пропускал эти цифры мимо ушей – если честно, они его не сильно интересовали. То, в чем он действительно был заинтересован, можно было заполучить, лишь только заняв первое место и никак иначе.

Витюня взял на работе неделю отгулов за свой счет и теперь практически жил с Петровичем, помогая тому играть на финальном столе. Витюня был настоящим альтруистом – мало кто из нас пожертвовали бы личным временем и заработком для того, чтобы помогать другу целую неделю, ничего не прося за это взамен.

- Тайтись, Петрович, тайтись – твой стек превышает сумму всех остальных сейчас. Хрен с ними они друг друга вышибают, а мы спокойно до хедз – апа доживём. Вот там и поиграем. – давал подсказки Витюня.

Подсказки – подсказками, но нужно было знать Петровича. Внезапно у него проснулся азарт и спортивная злость – он пытался давить оппонентов своим стеком, что слабо получалось. У Петровича на тот момент было четырнадцать миллионов фишек, у всех остальных в сумме едва набиралось десять миллионов. Однако представим усредненное соотношение максимально возможного банка, допустим, в 1000 фишек по отношению к стеку игрока, предположим, в миллион фишек. Тысяча максимально возможных банков на ривере! При таком положении вещей ожидать от игроков излишней тайтовости было бы глупо.
Агрессивное поведение игроков, неоправданные рейзы и коллирования не по шансам – всё это слабо влияло на положение дел за финальным столом.

Трое суток – вы только вдумайтесь – трое долгих суток шла битва последних девяти игроков этого турнира между собой. Но, каким бы затяжным не был финальный стол, когда-нибудь он всё равно должен был закончиться. Сначала, постепенно растеряв весь свой стек, выбыл один игрок, затем – второй, третий, четвертый… начался хедз -ап.

В хедз-ап вышли, естественно, два игрока. Игрок из Германии с истинно покерным ником HerrFischer имел в своём стеке около семи миллионов фишек. Известный нам игрок с дворянским ником Perdunkoff – около семнадцати миллионов фишек.

Как шла игра? А как она вообще могла идти с блайндами 10-20? За пять долгих дней с начала хедз – апа в стеках игроков произошли очень незначительные изменения – то один игрок вырывался на пару сотен тысяч вперед, то, затем, второй игрок возвращал свой проигрыш назад. Каждая раздача была стандартной – на префлопе – рейз- ререйз – ререйз – колл. Игра на флопе, тёрне и ривере ничем не отличалась от действий игроков на префлопе. Клавиши «фолд» не существовало в принципе. Такая дикая игра практически уравнивала шансы обоих оппонентов на выигрыш банков на дистанции. Последняя стадия турнира грозила затянуться на долгие недели, если не на месяцы.

Все пять дней Херр Фишер писал в чат свои намерения по разделу призового фонда, но Петрович его не понимал, а Витюня к тому моменту уже вышел на работу – больше сидеть с Петровичем он не мог, так как кроме турнира у него, естественно, были свои дела. Херр настойчиво пытался достучаться до Петровича, но диалога так и не получалось. В итоге, даже представителям компании «Покерстарз» надоел этот подзатянувшийся хедз-ап и они попытались связаться с Петровичем.
В шкафу у Петровича запиликало. Это зазвонил пару лет молчавший до того старинный Nokia 3310. Пару лет назад Петрович поставил телефон на зарядку, закинул его в шкаф в подключенном к сети состоянии, да так и забыл о нём за ненадобностью. Так он и заряжался уже пару лет.

Звонить Петровичу было некому, да и незачем. Поэтому, решив, что, скорее всего, кто-то ошибся номером, он отмахнулся от звонка и продолжил играть. Телефон, однако, не унимался. Раз за разом неизвестный, но явно настойчивый тип продолжал набирать телефонный номер Петровича. Постоянные звонки в итоге всё же сделали своё дело – после сотого звонка Петровичу надоел постоянный трезвон из шкафа и, дождавшись очередного перерыва в турнире, он решил избавиться от уже надоевших ему трелей, ответив на звонок.

Проектируя наши малогабаритные квартиры, мало кому из инженеров приходит в голову разместить розетки удобным для жильца образом. Видимо, эти самые розетки являются более важными персонами, нежели будущая мебель, поэтому, они располагаются на самых видных местах в квартире, затрудняя расстановку бытового скарба. Особо не мудрствуя, в своё время Петрович загородил розетку шкафом, а дабы не лишаться полезного девайса, в задней стене шкафа сделал аккуратный пропил под розетку. По торчащему из неё проводу ему и удалось найти свой сотовый в груде произвольно наваленных вещей.
Владимир на форуме   Ответить с цитированием