Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 02:55   #24 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,226
Репутация: 1846
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

- Да, играли мы долго. Да и то сказать, больно много уж у него фишек то оставалось. Играли, играли, а всё при своих оставались. Потом басурманин нервничать стал – пишет мне чего-то в окошечке. Не знает, что я всё равно по ихнему ничего не понимаю. Потом слышу – звонит мне кто – то по телефону. Оказывается, из покера звонят – надоело, мол басурманину играть – Петрович улыбнулся – разделить приз хочет. Ну, я думаю, раз предлагает разделить, то, значит, боится он меня. Спать, поди захотел. А раз боится, то – Петрович сложил из пальцев кукиш и ткнул им в экран – шиш ему, а не делиться. Ну, я покеру то и говорю – пусть, мол, сдаётся. Всё равно заснёт и проиграет. Так всё и произошло – как заснул он в страстную пятницу, так уже до конца и не проснулся. Сильно, видать уморился.

- Никола Петрович, а Вы не знаете, кто был Вашим оппонентом в хедз апе? Ну, с кем вы один на один играли.

Петрович засмеялся – Как же я узнаю? Картинок то на ём не было.

- Так вот, играли Вы с таким же пенсионером, как и вы сам из Германии. После вашего отказа разделить призовой фонд у него случился инфаркт, и он умер.

- Умер? - Петрович был потрясён. На его глазах выступили слёзы и он вытер их рукавом – Эвон оно как … Жалко, конечно. – Через некоторое время Петрович несколько успокоился. – Ну что ж, каждому своё время. Он вот на страстную пятницу помер, и мы же не вечные. Тоже когда нибудь… - он неопределенно поводил руками в воздухе – пусть земля ему будет пухом.

- Никола Петрович – корреспондент решил перевести разговор от грустной темы в более веселое русло – вы выиграли огромную по нынешним меркам сумму денег. Если не секрет, то куда вы её собираетесь потратить?

Петрович повеселел – Деньги то? Да уж потрачу куда нибудь. Технику вон вчера купили, хочу компьютер еще один купить. Это если Витюня мне разрешит – он кивнул на уже вернувшегося из магазина Витюню, который стоял, оперевшись плечом об косяк и улыбался, слушая интервью Петровича.- Сейчас, говорят, многие на двух столах играют, а кто и на трёх. Так вот и я попробую. Деньги то теперь есть. Мужикам во дворе проставлюсь. Заждались уж мужики то меня. Ну и еще одна задумка есть. Но пока не скажу вам её.

- Никола Петрович, вы, кроме выигрыша в турнире получили еще бесплатную путёвку на WSOP. Поедете?

- А как же. – Петрович встрепенулся. - Как вот только мне Витюня паспорт оформит, так и поеду. Уж больно мне Брансона повидать хочется. Мы ведь с ним ровесники почти. Такой же он по возрасту, как и я и играет в покер тоже. Интересно уж больно мне с ним пообщаться. Ну и других поглядеть хочется. Соскучился я уж по ним. Вчера вон снова ночью телик глядел, так аж прослезился. Скоро уж и поеду.

- Ну что ж, на этом мы заканчиваем наш видеоподкаст. Спасибо вам, Никола Петрович, за ваше содержательное и полезное интервью. Несколько слов напоследок. Пожелайте что-нибудь нашим зрителям.

Петрович подумал некоторое время – Не хворайте, самое главное. Хворь – она штука плохая.


Корреспондент собрал свою видеотехнику в чемодан.

- Ну, спасибо Вам за интервью. Смотрите скоро на сайте. До свидания.

- Какое еще до свидания?.– Петрович нахмурился – Это ты что, даже не поешь что ли? Так не пойдёт. – Он отобрал у него чемодан и поставил его в угол – Садись, давай, уважь старика. Уезжать он уже собрался. Уедешь, небось, не опоздаешь. Витюня, давай-ка пододвигай стол к кровати и выкладывай, чего купил.

На столе появилась бутылка водки 0,7 и холодная закуска.

- Ну, давайте за знакомство.

Через час за столом завязалась непринужденная беседа. Все уже чувствовали себя раскованно. Витюня сходил в магазин еще раз, потом еще…

Изрядно охмелевший Петрович сидел на диване, обняв корреспондента – Вот я ему и говорю – куды ж я, мол, один поеду то? Я и языков не знаю и потеряюсь там. С собой его зову, а он, поросёнок такой, ни в какую. Не поеду и всё. Образумь хоть ты его. – Он погрозил Витюне кулаком.

- Куда я поеду то, Петрович? Это ты у нас богатей теперь, да и путёвка у тебя бесплатная. А мне на неё еще работать и работать – Витюня махнул рукой и разлил водку по рюмкам.

- Так ты по деньгам страдаешь? – Петрович наконец то понял причину Витюниного отказа от поездки в Америку. – Ну ты даёшь. Кто б я был без тебя то? Покеру меня кто научил? Ты. Нянькается со мной кто как с ребенком малым? Ты. И еще теперь за свой счет ехать собрался? Мы с тобой на что доллары оставили? Мне что ли они нужны? Не хватит – еще сымем. Солить мне их что ли? Поедешь и баста. – Петрович треснул кулаком по столу. Бутылка с остатками водки пошатнулась, но устояла. - В общем так, если ты со мной к басурманам не поедешь, то ты мне больше не друг. Одного он решил меня отправить. Правильно я говорю? – Он повернулся к корреспонденту.

Корреспондент пожал плечами – Правильно, наверное.

Петрович встал – Ну, за поездку – он чокнулся со всеми и выпил – оформляй паспорт и себе тоже.

Через пару минут Витюня таки дал согласие на поездку в Америку.

Еще через полчаса организм Петровича дал сбой. Сказался возраст и долгое воздержание от алкоголя. Петрович закатил глаза, облокотился к стене и смачно захрапел.

- Готов, старый. – Ухмыльнулся Витюня. – Осоловел. Давай-ка, по-последней и за мной.

- Куда за мной то? Мне на поезд пора.

- Успеешь. Завтра уедешь. Когда еще в наших краях будешь. Пошли, сделаю тебе экскурс по злачным местам нашего городка.

Утро выдалось тяжелым. Петрович лежал, обмотав голову мокрым полотенцем, и обозревал знакомый потолок, который в это утро не стоял на месте, а представлял собой крайне нестабильную субстанцию. В голове гулко били бубны, исполняя мелодии шаманов крайнего севера. Виски пульсировали в такт бубнам, и каждый удар заячьей лапки о кожу бубна причинял Петровичу невыносимую боль. Сухость во рту порождала грёзы о морях, водопадах и речушках. Желудок видимо двигался по пищеводу и пытался вылезти наружу. Встать и добрести до раковины или унитаза было практически невозможно, поэтому, Петрович неимоверными усилиями пытался удержать желудок на месте. В общем, всё было крайне хреново. Самым же хреновым было то, что Петрович прекрасно знал, что такое состояние должно продлиться минимум до обеда, в лучшем случае, и лишь потом могло наступить некоторое улучшение самочувствия. До обеда следовало еще дожить, и от этой безысходности Петрович обреченно застонал. Длительное воздержание от алкоголя сыграло с организмом Петровича злую шутку – организм воспринял алкоголь как яд и среагировал соответственно.

Петрович мучительно старался вспомнить последние часы застолья, но все его старания были тщетны и от этого возникали мысли, что в эти выпавшие из сознания часы могло произойти что то такое, что опорочило бы его в глазах Витюни и корреспондента. Петровичу было очень стыдно.

У Витюни же, наоборот, было прекрасное настроение. Его молодой организм воспринял вчерашнюю попойку как стандартное мероприятие. Витюня был доволен хорошо проведенным вечером и отлично проведенной ночью. Вернувшись домой ближе к обеду, он решил навестить Петровича и справиться о его самочувствии. Он, конечно, подозревал, что Петрович будет мучиться с похмелья, поэтому захватил с собой пару бутылок лёгкого пива, но, увидев состояние Петровича, понял, что пиво тому вряд ли поможет. Он поставил бутылки в холодильник и налил Петровичу остатки водки из последней бутылки. Получилось чуть больше половины малинковского стакана. Этого количества должно было хватить, чтобы привести Петровича в более-менее нормальное состояние. Петрович рычал, мычал и отмахивался, но Витюне всё же удалось заставить Петровича принять лекарство.

Через полчаса Петрович почувствовал, что жизнь начинает налаживаться и обрел свои утраченные было способности разговаривать и самостоятельно передвигаться.

- Витюнь, там еще осталось? – С надеждой в голосе вопросил Петрович.

- Нет. – Витюня продемонстрировал пустую бутылку, перевернув её горлышком вниз.

- Может, сходишь еще? – Петрович полез в карман.

- Хватит тебе, алкоголик старый. Ты у меня запей ещё. Никакого алкоголя больше. Ты не забывай, нам еще на WSOP ехать. Дел и так уйма, а если еще и ты запьёшь, то вряд ли мы с тобой еще куда-нибудь поедем. Так, что, хорош. Я тебе там пару бутылок пива в холодильник положил. Выпьешь их не раньше вечера. Обещаешь?

- Обещаю. А ты почему один? Где москвич?

- Уехал с утра. Проводил я его.

- Слушай, - Петрович замялся – а как вы вчера ушли? Чего-то я плохо этот момент запомнил.

Витюня хмыкнул – Как же ты его мог запомнить, если ты спал уже?

- А, - обрадовался Петрович, - то-то я не помню этого. Слушай, а о чем мы вообще разговаривали?

- Ты чего, Петрович, вообще что ли ничего не помнишь?

Петрович пожал плечами – Ну, так… кое-что. – Потом опустил голову и пробормотал – Но мало. Сначала только, а потом – раз, и как отрезало. Чего вчера было то?

- Да, старый, пугаешь ты меня. Нормально всё было. На WSOP меня звал.

- Поедешь? - Петрович с надеждой посмотрел на Витюню.

- Да мы вот тут сегодня ночью подумали и решили, что отпускать тебя одного опасно. Не выживешь ты там один. Так, что, едем вместе. Давай ка мне свой паспорт – я схожу, узнаю насчет оформления загранника и визы. Постараемся ускорить этот процесс.

Петрович встал, достал из шкафа паспорт и протянул Витюне – Обрадовал ты меня. Я уж было испужался. Раздумывать начал – может не ехать вовсе. Как я там один то? Насчет денег не думай, на мои поедем. Мне столько всё равно не нужно.

- Ладно, решили. Как твоё самочувствие то?

- Сейчас нормально. Получше намного.

- Ну и ладушки. Иди-ка, проветрись, а к вечеру давай турниры начинай играть. Не залил еще банкролл то до конца?

- Нет, целёхонек.

Петрович был доволен – похмелье временно отступило, Витюня согласился ехать на WSOP. Жизнь Петровича наладилась окончательно
Владимир вне форума   Ответить с цитированием