Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 02:58   #31 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,229
Репутация: 1866
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

- Никола Петрович, это ваши деньги и вы можете распоряжаться ими так, как вам будет удобно. Мы учтём ваши пожелания и, конечно же, выпишем чек на того человека, которого вы укажете.

Витюня стоял, опустив видеокамеру, и мотал головой. Ему было очень неудобно перед Петровичем, который дарил ему практически ни за что, ни про что сумму, вполне достаточную для покупки своей квартиры. Витюня знал, что Петрович из-за своей упёртости не откажется от своих слов ни за какие коврижки. Да, собственно, и отказываться от денег было глупо.

Петрович пожелал игрокам удачи, и Элизабет отвела его к столу, за которым ему вскоре предстояло начать играть в турнире. Петрович присел на своё место и поздоровался со всеми сидящими за ним. Восемь игроков уже сидели на своих местах и распаковывали фишки из своих персональных пакетов, раскладывая их около себя. Справа от Петровича располагался дилер, а вот справа от дилера оставалось свободное место. Видимо, игрок, который должен сидеть за ним, решил вступить в борьбу позже. Эффель продолжал свою вступительную речь. Смысла её слушать Петровичу не было, и он решил получше рассмотреть своих оппонентов. По левую руку от Петровича сидел молодой парнишка по внешнему виду и прическе растаман-растаманом, одетый в футболку, на которой красовалась надпись «Титан Покер». Следом за ним сидел также молодой парень с выдающимися вперед верхними передними зубами, от чего тот был похож на кролика из мультфильма «Вини Пух». Сходство довершали круглые большие очки, болтавшиеся на носу у парня. Далее сидела женщина, лет сорока – сорока пяти. Следом за ней сидел мужчина средних лет с надетой на голову банданой, на которыми большими буквами красовалась надпись молодого покеррума, который только-только начинал набирать обороты – «Full Tilt». Дальше сидела пара ничем не примечательных парней с надписями на футболках «PokerStars.net». Футболки были полностью одинаковы, и Петрович посчитал этих парней братьями, логично рассудив, что одинаковые майки им купили родители. За ними, прямо перед отсутствующим игроком сидел известный российский покерный профессионал Степан Давыдов.

Эффель закончил свою пламенную вступительную речь, снова зазвучали фанфары, игроки захлопали в ладоши, а дилеры распечатали новые пачки карт и закинули их тасоваться в шаффл – машинки. Петрович понял, что турнир начался.

Петрович изначально решил играть в этакого деревенского дурачка, едва познакомившегося с правилами игры. Поэтому, после сдачи первой руки, коей оказались две низкие разномастные карты, Петрович поднял их со стола, глянул в них, покривился и произнёс – Мрака.

Игроки с удивлением взглянули на Петровича и продолжили играть. Как только ход дошел до Петровича, он покривился еще раз и выбросил карты в пас.

Следующей рукой Петровичу также сдали неиграбельную пару карт. Он опять покривился и произнёс – Мрака.

Игроки снова взглянули на Петровича и ухмыльнулись, мысленно записав у себя в голове нотсы на Петровича. Он снова дождался своего хода и опять выбросил карты в пас. Такая игра повторялась с десяток рук, пока Петровичу на большом блайнде не зашла пара дам. Петрович приподнял карты, посмотрел в них, заулыбался и произнёс – Кила.

Игроки встрепенулись и задумались. У растамана также была неплохая рука – АQ одномастные, плюс к тому у него была позиция на Петровича. С такой рукой растаман решил проверить чья кила будет сильнее. Растаман считал себя сильнейшим игроком в покер, а сильные игроки, как известно, лимпом в раздачу не заходят. Поэтому, почесав свои кудрятни, он сделал рейз в три больших блайнда. Кила у Петровича, рейз с УТГ – это были плохие новости для остальных игроков стола. Нечего и предполагать, что кто-то из них считал свою руку достаточной по силе, чтобы остаться в этом экшене. Все, включая отсутствующего игрока, отправили свои руки в пас. Петрович снова поглядел в свои карты и опять расплылся – Кила-а-а-а. После чего взял кучку фишек, в которой было не много не мало, а три пота, передвинул их на середину стола и произнёс – Рейз.

Растаману, конечно было сцыкотно. Руки его затряслись. Сначала он хотел было сдаться в данной раздаче, но, поразмыслив над диким размером рейза в три пота от явно фишеватого старика, он счёл, что Петрович его пытается заблефовать такой большой ставкой и решил заколлировать префлоп рейз Петровича. – Колл. – Произнёс он.

Флоп – 2 9 Q разномастный. Отличный для обоих игроков. Петрович взглянул в карты, затем на флоп, затем снова в карты. Потом поднял голову и пошевелил губами, словно считая что то. Потом посмотрел на растамана и расплылся – Кила же. – Затем, взяв ровно такую же кучку фишек как и в прошлый раз, он передвинул её в центр стола.

Растаман надолго задумался. Он попал в топ пару на флопе. В принципе, неплохо. Но нужно было попытаться определить руку Петровича. Ререйз на префлопе, рейз на флопе. Петрович явно показывал королей или тузов. На две дамы растаман Петровича не клал. Если у Петровича была рука АК, то вряд ли бы тот произносил на флопе «Кила». При АQ игроки разделили бы банк. Нет, всё-таки, видимо тузы или короли. Судя по всему, следовало сбрасывать, но если ставка Петровича на префлопе в три пота выглядела, мягко сказать, безбашенной, то теперь такая же ставка составляла всего половину банка. Такую ставку на топпаре можно было и заколлировать. Но не забываем, что растаман был сильнейшим игроком в покер, а сильнейшие игроки редко когда колируют, предпочитая рейзить. Растаман, недолго думая, переставил Петровича в три раза, планируя выбросить на ререйз.

Теперь настала очередь думать Петровичу. Ясно было, что в настоящий момент он был впереди. Скорее всего, вряд ли растаману могло что – то зайти такое, что перебило бы в итоге сет Петровича. Сейчас Петровичу предстояло не спугнуть растамана и оставить его в раздаче. Петрович снова поднял карты, посмотрел в них, посмотрел на флоп, снова в карты, затем закатил глаза и пошевелил губами. – Колл. – Он попросил дилера отсчитать необходимое количество фишек. Дилер не понял, но Степан Давыдов, смеясь, перевел ему просьбу Петровича.

- О’ кей – дилер взял из стека Петровича необходимое количество фишек и положил их в банк.

Тёрн – семерка в масть к даме. Петровичу нужно было ставить. Он понимал, что банк теперь подрос и растаман может заколлировать ставку большую, чем одну стопку, которую Петрович ставил раньше. Две или три? Две. Нечего пугать. – Рейз.

Растаману было по шансам оставаться в игре – его рука не изменилась. – Колл.

Ривер – туз. Это была засада для растамана. ГСЧ турнира вряд ли сильно отличалась от ГСЧ старзов и вот теперь оно (или, если более точно, то «он») отрывалось на растамане. У растамана теперь было две старшие пары, и теперь было совершенно непонятно, как он стоит против руки Петровича. Если класть того на пару королей, то прекрасно. Если на пару тузов, то отвратительно. От тяжких раздумий у растамана нервным тиком задёргалась правая бровь.

Такой нервный тик Петровичу уже встречался раньше. В его родном дворе среди стариков был некий Степаныч, который, так же как и растаман, реагировал тиком на хорошую карту в сваре.

- Знать попал кудрявый – произнёс Петрович вслух. Степан Давыдов зашелся от смеха на своём стуле. Играть с Петровичем было весело. – Эх, милай, ежели тузы, то мне, конечно крышка. А вот ежели нет, тады еще поглядим. – Петрович разделил ребром ладони свой оставшийся стек примерно пополам и передвинул половину в центр стола. – Рейз.

Дилер подсчитал сумму фишек и огласил её растаману. Растаман встал со стула и начал бродить туда – сюда.

– Тен саузенд. Тен саузенд. А ю рашен крейзи? О, майн год. – Он вцепился руками в волоса. Решение колировать рейз Петровича или нет было нелёгким...
Владимир вне форума   Ответить с цитированием