Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 03:00   #33 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,226
Репутация: 1846
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

Петрович снова взглянул в свои карты, затем на карты флопа и тоскливо произнёс – Мрака -, постучав двумя пальцами по столу – «чек». Неповышенный банк, два чека на постфлопе, стрит и флеш дро на доске. Зайчику с его младшим сетом необходимо было ставить. Зайчик поставил шестьсот фишек.

Филл Хельмут рассуждал так: - Прямолинейный русский сейчас сбросит. Зайчик явно блефует. Колл или рейз? С одной стороны, не исключена возможность, что коллируя, я дам возможность дотянуть кому – то своё дро. Рейз зайчика небольшой и есть небольшая, но всё же вероятность, что заколлирует русский. С другой стороны, если я сделаю рейз, русский сбросит, а вот что сделает зайчик? Если с его стороны была блефовая ставка, то однозначно сбросит. Если нет, то заколлирует. Если же на тёрне выпадет бланковая карта, то будет ли зайчик снова ставить, планируя вышибить Хельмута вторым баррелем? Вероятно. Еще немного подумав, Хельмут выбрал вариант колла. Петрович, надеясь попасть во что-нибудь на последних двух улицах, покачал головой и также заколлировал шестьсот фишек.

Тёрн – семь червей. Этот невероятный тёрн принёс Петровичу стрит-флеш. Филл Хельмут был совершенно недоволен таким тёрном – такая доска могла принести кому – то флеш или стрит. В настоящее время его сет недорого стоил. Он недовольно пробурчал что то себе под нос и сказал «чек». Петрович вновь взглянул в свои карты, затем взглянул на стол, покачал головой и произнёс «мрака». Это был тонкий блеф с его стороны. Правда, блеф, который мог оказаться неоплаченным в дальнейшем.

Зайчик не страдал оригинальностью. Имея в руках достаточно сильную, по его мнению, комбинацию, он поставил, логично рассудив, что это будет его последняя ставка и если оппоненты не выбросят свои карты, то на агрессию он может выбросить и сам. Зайчик, немного подумав, поставил овербет в размере шести тысяч в банк, который к тому моменту составлял 2850 фишек. Это была интересная ставка. Проявляя агрессию на терне первым, такой ставкой зайчик надеялся выбить стриты и сеты у оппонентов.

Очередь делать ход дошла до Хельмута. Что он видел к настоящему моменту? У Петровича мрака на префлопе, флопе и терне. Следовательно, скорее всего, его в этом розыгрыше можно было не рассматривать. С зайчиком всё намного сложнее. Хельмут вытащил наушники из ушей и крепко задумался. Лимп на префлопе, блефовый или полублефовый (а Хельмут был в этом уверен практически на все сто процентов) рейз на флопе и овербет в два с небольшим пота на терне. Зайчик явно показывал, что семерка, пришедшая на терне, улучшила его руку. Если допустить, что так оно и есть, то Хельмуту однозначно нужно было сбрасывать свою руку в пас. Однако Хельмут не торопился этого делать. Овербет от зайчика говорил больше о слабости, нежели о силе. И действительно – стал бы зайчик добирать так мощно на хорошей карте? Если предположить у зайчика второй или четвертый уровень мышления, то, пожалуй, стал бы. Но вся предыдущая игра зайчика в течение этого игрового дня убеждала Хельмута об отсутствии у зайчика любого уровня мышления кроме первого. Кроме того, у Хельмута было десять аутов на улучшение собственной руки на ривере или же, если это не произойдет, Хельмут мог бы попробовать флоатингом заставить сбросить зайчика свою среднюю по силе руку.

Исходя из этих размышлений, Хельмут сделал колл. Петрович снова взглянул в свои карты, положил их на стол, покачал головой, привстал со своего стула и, подслеповато прищурив глаза, уставился на общие карты стола. Затем сел, снова покачал головой, произнёс – мрака - и сделал вид, что хочет выбросить карты в пас, но в последний момент передумал и, обратившись к дилеру, произнёс – сколько я должен заколлировать?

Степан Давыдов поморщился, потому, что так же как и все остальные игроки за столом не верил в наличие у Петровича сильной руки, достаточной для того, чтобы остаться в такой раздачи, но всё же перевёл вопрос Петровича.

Дилер внимательно посмотрел на Петровича и, вздохнув, отсчитал из его стека шесть тысяч фишек, пододвинув их ближе к Петровичу.

Петрович посмотрел на то небольшое количество фишек крупного достоинства, которые пододвинул к нему дилер. Затем на большую горку фишек, которые оставались бы у него в случае кола, махнул рукой и сказал – Да там еще полно остаётся. Ладно, колл.

Пот, таким образом, составил двадцать тысяч восемьсот пятьдесят фишек.

Дилер «сжёг» карту и выложил ривер. Барабанная дробь… секундочку…еще немного … Восьмерка!!! Бинго!!! Невероятный ривер!!! Восьмерка принесла Хельмуту – каре, зайчику – фулл-хауз. Петровичу, в принципе, ривер был не важен – его руку и так не могло ничего перебить вне зависимости от того, что приходило на ривер. Он получил абсолютный натс еще на тёрне.

Хельмут, конечно, видел потенциальную угрозу на столе в виде стрит-флеша, но, согласитесь, мало кто мог бы поверить в его наличие. Не верил и Хельмут. У кого мог быть стрит-флеш? У Петровича? Да ладно… Хельмут клал Петровичу максимум флеш с низкими червами на руках. Более вероятно, что у Петровича был стрит. Именно с этими картами Петрович мог считать свою руку мракой, но всё же заколлировать рейз на тёрне. Можно было бы предположить наличие стрит-флеша у зайчика, но ставить овербет после двух чеков на тёрне со стрит-флешем – это уж перебор.

Итак, наличие у оппонентов стрит-флеша Хельмут исключил. Следовательно, его каре становилось натсом в этой раздаче и теперь стоило подумать о том, как выманить из соперников как можно больше фишек. Вариант чека не проходил, так как вряд ли кто нибудь кроме Хельмута проявил бы агрессию в этой раздаче. Следовало ставить самому. Оставалось определить размер ставки. Ставка в пот стопроцентно выбивала Петровича из данной раздачи. Ставка в две третьих банка была предпочтительнее, но, скорее всего, Петрович её вряд ли бы заколлировал. Хельмут предпочел сделать ставку размером в половину пота. Такую ставку Петрович мог бы заколлировать, а зайчик мог посчитать её за проявление слабости Хельмута и как минимум также сделать колл. Итак, Хельмут делает ставку в размере десяти тысяч четыреста фишек.

Петрович сделал вид, что задумался. Произносить «мрака» или «кила» сейчас не имело смысла. Он собирался ставить. «Мрака» плохо бы сочеталась с дальнейшей ставкой, а «кила» могла отпугнуть кого – либо из соперников от коллирования его ставки. Поэтому, Петрович молчал и вращал глазами, обхватив голову руками, глядя на карты стола. Спросив у Степана размер рейза, он выставил перед собой десять тысяч четыреста фишек и стал глядеть то на них, то на оставшийся стек. Внезапно для всех сидевших игроков за столом, Петрович отсчитал еще десять тысяч четыреста фишек и, сдвинув их все на середину стола громко произнёс, обращаясь к дилеру – «Рейз еще десять тысяч четыреста.»

Народ безмолвствовал. Никто не понимал что такое могло произойти, чтобы Петрович, произнося на каждой улице свою, ставшую к концу дня уже фирменной, «мраку» вдруг переставил Хельмута. Что ему могло зайти? Степан Давыдов мысленно положил его на каре восьмерок, дилер на блеф, восторгаясь безбашенностью сумасшедшего русского игрока.

В стеке зайчика оставалось почти тридцать восемь тысяч фишек. Колировать ему предстояло двадцать тысяч восемьсот. На какие руки можно было положить оппонентов, исходя из структуры доски и их действий? Зайчик надолго задумался, но в голове всё путалось. Огромное количество рук било его руку на такой доске. Две восьмёрки, два валета, две семёрки. Потенциального стрит-флеша он не разглядел. Странно, но вариант сброса фулл-хауза в пас он не рассматривал. Да и то сказать – вложив в эту раздачу семь тысяч фишек, зайчику было их очень жалко. Кроме того, согласитесь, не каждую руку приходят фулл-хаузы в таких турнирах и если их сбрасывать, то как вообще можно играть? Проявлять излишнюю агрессию зайчику тоже не хотелось, и он заколлировал ставку в двадцать тысяч восемьсот фишек, оставив себе в стеке чуть больше семнадцати тысяч фишек.

Хельмут ошибался, считая свою руку сильнейшей в данной раздаче. А кто бы не ошибся? Какие еще могут быть варианты игры с каре? Хельмут решительно двинул все свои фишки в центр стола, произнеся – Ай эм олл ин. - Он встал со стула и демонстративно отвернулся от игроков.

Петрович также двинул все свои фишки в центр и произнёс – Олл ин. – Он нахлобучил поглубже на себя шляпу и остался сидеть за столом, зыркая взглядом то на зайчика, то на Хельмута.

Хельмут обернулся и посмотрел на Петровича. В его глазах прыгали маленькие бесенята. Он был полностью уверен в своей победе в этой раздаче и радовался своему профессионализму, благодаря которому он так удачно развёл старого русского фиша.

Витюня, который стоял за барьером за спиной у Петровича, заметил радостный взгляд Хельмута и понял, что эта раздача Петровичем однозначно проиграна.

Зайчик всё больше уверялся, что эта раздача им проиграна, но вложив в раздачу почти тридцать тысяч фишек, он уже не мог просто так сбросить свою руку. Своим колом он морально привязал себя к банку. Руки его дрожали и он произнёс срывающимся от волнения голоса – Ай эм колл. - Зайчик перевернул свою руку, показав всем фулл-хауз.

- Неплохо, неплохо – удовлетворённо произнёс Хельмут и перевернул карты, показывая каре восьмёрок.
Зайчик схватился за голову и грустно поник. Народ за стойками, увидев каре Хельмута, восторженно ахнул и зааплодировал.

Витюне резко поплохело и на его глазах выступили слёзы. Вариантов выигрыша этой руки у Петровича не было. Почти не было…
Владимир вне форума   Ответить с цитированием