Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 03:02   #37 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,229
Репутация: 1866
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

Что-то со всеми разговорами об этом турнире мы совсем забыли обо всём остальном, что происходило с нашими героями в момент их пребывания в Америке. Кроме того, неплохо было бы, думаю, отвлечься от нудного обсуждения покерных раздач, которые, я уверен, уже несколько утомили моего читателя и направить его внимание на тему, которая не была бы связана исключительно с покером. Ведь жизнь даже самого прожженного покериста не состоит из одного только покера. Обещаю, очень ненадолго. На пару абзацев, а затем вновь вернемся к турниру. Давайте, пожалуй, поговорим об Элизабет и её взаимоотношениях с нашим Витюней. А то, как то нехорошо получается, согласитесь. Вроде бы она и рядом с нашими героями. Подразумевается, что она, вероятно, следит за их успехами и неудачами, однако, в последних страницах данного рассказа ей не посвящено ни строчки. Сейчас постараюсь исправиться.

У Элизабет последние дни выдались очень напряженными – естественно, компания Покер Старз пригласила на главный турнир WSOP-а не одного Петровича. Приехала еще масса профессионалов и не только, которые представляли Старзы в этом турнире. Каждый из этих людей был непрост. У всех были свои требования, претензия, пожелания. Так вот в обязанности Элизабет и входило исполнение этих требований приглашенных покеристов. Естественно, что она была не одним представителем компании. Но пожеланий от тех игроков, которые были закреплены непосредственно за ней, тоже хватало. Чего стоило только незнание Петровичем английского языка. Согласитесь, не за каждым столом, куда заносило Петровича, найдется игрок типа Степана Давыдова, который мог бы помочь в переводе с английского на русский и наоборот. В результате, Элизабет смогла договориться с дирекцией турнира, чтобы стол, за которым играл Петрович, обслуживал дилер, владеющий русским языком. Таких было не сказать, чтобы много, но, тем не менее, они всё же были. Поэтому, общение в турнире Петровича упростилось, а вот на Элизабет свалилось работа по постоянному отслеживанию местонахождения Петровича и замене дилера в случае необходимости. Эта обязанность в совокупности со всеми остальными так изматывала Элизабет, что к вечеру она практически не стояла на ногах. Лишь ближе к полуночи ей удавалось встретиться с Витюней, который уходил от неё поздним утром.

Совершенно неожиданно для себя самой она привязалась к этому молодому русскому юноше. Простота в общении, открытая душа, скромность, неприхотливость – вот те качества, которые выгодно отличают именно русских мужчин от всех остальных национальностей. В первые дни встреч она не слишком понимала, почему Витюня платит за неё в ресторане и не желает делить эту сумму пополам, как это было при предыдущих отношениях Элизабет с мужчинами. Не понимала, почему он чувствует себя обязанным принести ей цветы или небольшую безделушку в подарок. Однако такое внимание к своей персоне ей было приятно, и она с каждым днём всё больше привязывалась к Витюне.

Виктору также нравилась Элизабет. Америка, отдых, пляжи, рестораны, иностранка – такой курортный роман, согласитесь, даёт впечатления несопоставимые с романом в своём городе. Эти впечатления не лучше, не хуже – они просто другие. Более острые, насыщенные, спрессованные что ли. Встречи, когда ты понимаешь, что они тебя, в принципе, ни к чему не обязывают, и ты сам не знаешь как тебе относиться к этому факту. Не понимаешь, хочется ли тебе, чтобы они продолжались и далее, либо радоваться будущему беспроблемному разрыву отношений – без ругани, крик, истерики, дележа. Разрыву, который неизбежен и неотвратим. Эта постоянно присутствующая неизбежность разрыва, которая хоть и не высказывается никем, но всё равно обоими чувствуется во всём – во взгляде, в жестах, в объятиях. Оба понимают, что пройдет еще пару дней и этого человека, с которым ты так неожиданно сроднился за последние дни, больше не увидишь никогда в жизни. Поэтому те чувства, которые оба испытывают в моменты встречи, концентрируются до предела. Еще бы, за какую-то неделю нужно прожить с человеком всю жизнь. Причем такую жизнь, в которой не будет тех обывательских мелочей, которые окружают нас в обыденной повседневности. Жизнь на пике. Есть только пик отношений без их последующего спада. Может быть, именно поэтому часто такой недельный курортный роман остаётся в памяти на десятилетия, тогда как некоторые люди, с которыми иной раз встречаешься у себя в городе месяцами, выпадают из твоей памяти практически моментально после увядания отношений.

Можно еще посочувствовать Витюне - по молодости лет он всё воспринимал намного острее, нежели его подруга. Он понимал, что они с Петровичем в любой день могут вылететь из турнира и им придется тут же готовиться к обратной дороге, а если даже им повезет и им удастся дойти до финального стола, то всё равно остается лишь три – четыре дня до окончания их отдыха в Америке.

- Скажи, Элизабет, а что будет с нами потом?

- С кем с нами? – не поняла вопроса Элизабет.

- Ну, с тобой, со мной. Потом, после того, как турнир закончится.

- Ну как что будет. Разъедемся по домам. Ты к себе в Россию, я к себе.

Витюня загрустил. Это было заметно, и Элизабет поспешила успокоить его.

- Послушай, Вить. Мы с тобой прекрасно провели время, но всему же приходит конец, ты же понимаешь, поэтому, чего об этом вообще думать? Наслаждайся тем, что есть, а не грусти от того, что будет. – Элизабет погладила Витюню по волосам. – Не думай об этом.

- Да как же не думать то? Представляешь, вот мы сейчас здесь и с тобой, а завтра нас раскидает по миру, и мы больше никогда не увидимся.

- Ну а ты что предлагаешь? Переедешь в Америку? Или я должна переехать к вам в страну, где до сих пор медведи по улицам ходят?

- Ну, положим, медведей у нас давно уже нет. А насчет переезда … не знаю я. Можно же что-то придумать.

- Что ты придумаешь? Ты пойми, что у наших отношений нет никакого будущего. Тебе 21, мне 28. Ты живешь в России, я на другом конце земного шара. Ты хоть понимаешь, какие это препятствия? Мы с тобой, если подумать, по сути, и не знакомы вообще. И потом, тебе не кажется, что тебе еще рано заводить серьезные отношения? Виктор, ты не обижайся на меня, а подумай о том, что я тебе скажу. Ты молодой симпатичный мальчик. Пользуйся своей молодостью, пока есть возможность, а не стремись загнать себя в кабалу семейных отношений. Встань на ноги, заработай на жизнь, найди себя в чем-нибудь. В покере или в другом деле, это совершенно не важно. Молодость – она для того и даётся, чтобы, испробовав всё, найти то, к чему лежит душа. Я уверена, что мужчине до тридцати лет вообще не стоит помышлять о женитьбе. Ни к чему хорошему это обычно не приводит. Женится такой вот ранний в двадцать лет, дитё сразу народит, и давай потом таскаться по каждой юбке. Не нагулялся, мол, он. Понимаешь, о чем я?

- Понимать то я понимаю. – Витюня задумался. – Я одного не пойму. Зачем тогда начинать какие-то отношения, если у них нет будущего, как ты говоришь?

- Как ты всё усложняешь. – Элизабет недовольно покачала головой.- Ты мне скажи, тебе хорошо со мной?

- Конечно.

- Ну, вот и всё. И мне хорошо с тобой. Для этого и встречаемся. Ладно, хватит ни о чём разговаривать. Через час пора на работу бежать.

Вот такой разговор произошел утром перед третьим днём турнира. Разговор Витюне не понравился, хотя он и понимал, что Элизабет права в своих словах.



Третий день турнира прошел достаточно скучно. Оба – и Витюня и Петрович имели достаточно комфортный стек выше среднего и ни одному из них рисковать особо не хотелось. Витюне пару раз повезло со столом. Те игроки, которые имели стеки сопоставимые по величине с Витюниным, затайтились, предоставив право Витюне играть очень агрессивно, собирать их блайнды, плюс вышибить из турнира пяток коротышей. В результате, Витюне удалось стать за этими столами явным чип-лидером и на откровенную конфронтацию с ним оппонентам идти теперь было очень рискованно.

Петрович вновь применил свой приём с мракой и килой – за текущий день его не пересадили со стола ни разу, соперники, хоть и менялись, но задерживались за столом подолгу и чередование блефовых действий с правдивыми принесло свои дивиденты.

В общем, всё складывалось всё как нельзя лучше для наших героев, и перейти на следующий день турнира им удалось практически с одинаковыми стеками – у Витюни стек составлял 615 тысяч фишек, у Петровича – 720 тысяч фишек.

Четвёртый день турнира обещал быть очень сложным – в турнире оставалось около тысячи человек. Семьсот двадцать три человека должны были попасть в призы, как минимум, удвоив свой турнирный взнос. Все игроки начинавшие день надеялись пережить бабл и как минимум попасть в призовую зону турнира. Естественно, что грёзы о финальном столе турнира были у всех.

Началась сверхаккуратная игра. Витюня терял блайнд за блайндом, постепенно растрачивая свой стек. Петрович же наоборот, видя, что все игроки утихомирились и перестали проявлять агрессию, сам заиграл сверхагрессивно, раз за разом обьявляя килу и собирая блайнды. Сумасшедшего старика остановить было сложно – уж слишком много у него было в стеке фишек, и слишком высока была цена ошибки.

Через четыре часа после открытия четвертого дня, прямо перед вторым перерывом, игроки за столами и зрители за барьерами вдруг неожиданно зааплодировали. Некоторые игроки даже встали со своих мест и продолжали хлопать стоя. Петрович не понял что произошло. Он озирался по сторонам, ожидая увидеть известную всем личность, которой, вероятнее всего, все и рукоплескали, но таковой в пределах видимости не наблюдалось.

- Что случилось? Чему все радуются?– Спросил Петрович у дилера.

- Все кто остались, попадают в призовую зону. Поздравляю. – Искренне произнёс дилер. – Это отличное достижение.
Владимир вне форума   Ответить с цитированием