Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 03:04   #43 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,226
Репутация: 1846
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

- Ну давай, Петрович, рассказывай, как там она, эта хвалёная Америка.

Петрович сел на лавку, народ расположился вокруг него. – Кхм, хорошая страна. Богатая. Красивая. – Он мечтательно закатил глаза и вздохнул. – Народ, правда, по-русски ни бельмеса, но что с них взять – мериканцы.

- Ох, а как же ты с ними общался то?

- Дык, во-первых, нам своего переводчика дали, а во-вторых, Витюня то оказывается очень хорошо по ихнему шпрехает. Как там сам и родился. О как. Витюня – голова!

- Ну, пошел брехать. Кто ж вам переводчика то своего даст? – Раздался недовольный возглас из толпы. – Чай не баре приехали, чтобы их с толмачом своим встречать.

Петрович обиделся. – Не веришь – не нужно. А рассказывать не мешай. Тоже мне Фома неверующий. Я тебе что, пустобрёх какой? Чай ежели что, так Витюня завсегда подтвердит.

В толпе раздался звук лёгкого подзатыльника, и громкий бас произнёс – Ты это, Петрович, извиняй. Не будут тебя больше перебивать. Рассказывай, давай. Интересно же. Давай с самого начала. Как приехали, как устроились.

- Ну, значит, прилетели мы туда, в Америку, то есть, на самолёте. Долго летели, почитай полдня. Мне, ежели честно, на самолётах-то летать никогда не доводилось. Испужался я попервой, но Бог миловал. Всё обошлось. Правда, не один я испужался. Всем не по себе было. Как только приземлились, так все давай хлопать – радуются, знать, что на земле твёрдой уже стоим. Выходим из самолёта – мама дорогая… Красота вокруг и жара стоит несусветная. А нас барышня миловидная в еропорте то встречает – мистер Пердунков, мол, и мистер Плодухин я ваш личный водитель и переводчик. Следуйте, мол, за мною, я вас честь по чести по Америке провезу и на самый турнир доставлю.

Среди народа раздались смешки, которые вскоре смолкли – всем было интересно, что Петрович еще выдумает.

Петрович тем временем продолжал. – Садимся мы к Элизабет в машину. Это, стало быть, переводчицу нашу так звали – Элизабет. А у неё в машине, не поверите – холодильник стоит. Снаружи – жара как в бане, а внутри прохладно и ветерок холодный туда – сюда гуляет. Эх, благодать…

- Это кондиционер называется. Меня на импортной машине внучок катал, так у него такой тоже стоит. – Пояснила одна не в меру прошаренная бабулька.

- Вот, вот. Правильно. Он и есть. – Петрович обрадовано закивал головой. – Кондиционер. Верно ты говоришь. У нас и в номере такой же стоял. Едем по Америке, а там пустыня, что ни на есть. Ну, так еще бы – пекло то какое стоит. Остановились, пофотографировались.

- Слушай, Петрович, а ты фотографии то вынес? – Раздался чей то недоверчивый голос.

- Дак я бы вынес, да нету их. Сейчас все фотографии не на листах печатают, а в этой самой… как бишь её… флешке сохраняют. А потом на компьютере глядят. Кстати, у Витюни же фотки то. Сейчас я к нему сгоняю по быстрому, а заодно и свой ноутбук вытащу. Покажу всё. Сейчас. – Он зашел в подъезд и через десять минут вышел с ноутбуком под мышкой. – Вот. Витюня мне перебросил всё. Айда за столик. Там и поглядим.

Петрович открыл ноут и стал показывать фотографии и видео, которые они с Витюней отсняли за время пребывания в Америке. Доверия к рассказам Петровича у зрителей явно прибавилось. Старикам всё было в диковинку – никто из них, конечно же, не был за границей и теперь каждая фотография, показываемая Петровичем, вызывала у них бурю эмоций. Пустыня, Лос – Анжелес, Лас – Вегас, виды шикарного номера, в котором проживали Петрович с Витюней, водные горки, турнир, …Что то подобное, конечно, каждый из стариков видел по телевизору, но чтобы один из них, такой же как и они сами, побывал в этом великолепии… Да, это было что-то. Авторитет Петровича поднялся настолько, что стал выше президента, премьер-министра. Да что там президент… В настоящее время авторитет Петровича превысил даже авторитет почтальонши, которая разносила пенсию. Да… Петрович крутого заварил…

Просмотр фото и видео продолжался часа три – вплоть до того момента, пока у ноутбука не села батарея. После чего еще пару часов старики задавали разнообразные вопросы и, вздыхая, качали головами, слушая россказни Петровича.

- Погодь, Петрович, - внезапно очнулся от своих невесёлых дум Витюнин дед – я чегой-то немного не допонял. Кады тебе чек выносили, ты чего то там сказал, что даришь его Витюне что ли моему?

- Ну да, подарил. А что я, не могу твоему внуку подарок что ли сделать? – Недовольно спросил Петрович. – Кто меня в покер обучил играть как не твой Витюня? Кто со мной в Америке как с малым дитём маялся?

- Да можешь, можешь. – Отмахнулся Витюнин дед. – Я супротив подарка то ничего не имею. Ты мне вот что скажи – это на сколь денег ты ему чек подарил? Там что-то вроде пятидесяти тысяч было написано. Это ты ему что, пятьдесят тысяч что ли подарил?

- Ну да. Пятьдесят тысяч и есть. На сколь вынесли, на столь и подарил.

- Это что ж получается – не унимался дед – ты за красивые глазки ему подарил – он позагибал некоторое время пальцы, считая – почитай, что девять моих пенсий что ли?

- Ты знаешь, я твою пенсию не считал. Я подарил ему чек на пятьдесят тысяч долларов и не о чем больше разговаривать.

Кто-то из толпы охнул – Долларов… Это же будет почти полтора миллиона.

- Как полтора миллиона? – Выпучил глаза Витюнин дед и замолчал.

- Да нишкни ты со своими деньгами. – Петрович скривил лицо. – Сами мы с Витюней разберемся кто кому чего подарил. Ты-то не влезай.

Витюнин дед стоял, ошарашенный суммой подарка. Полтора миллиона для него были настолько несусветной суммой, что перевести их в пенсию, зарплату или еще во что бы то ни было он даже не помышлял. Для него эти полтора миллиона были просто – напросто огромнейшей суммой денег.

Тем временем народ, выяснив всё, что хотел, стал потихоньку расползаться по домам. Двинул домой и Петрович – ему еще сегодня предстояла встреча с Марьей Ивановной и к ней необходимо было подготовиться. Витюнин дед семенил за ним следом. Петрович уже вставил ключ в дверной замок и намеревался открыть дверь, но сосед остановил его, тронув Петровича за плечо.

- Слушай, Петрович. Ты уж меня старого извини. Зря я на тебя всякую напраслину то возводил. Я ведь боялся, что ты его плохому чему научишь. А тут вона оно как. В Америку с собой взял, чек этот. Я прямо от тебя поражаюсь. Не ожидал. Извини, а. – Он посмотрел на Петровича жалостливым взглядом.

- Да ладно тебе, не извиняйся. Я и внимания то на всё особо не обращал. Обижался, конечно, маленько, но ничего, прощаю.

- Слушай, а может тады того – Витюнин дед щелкнул тыльной стороной ладони по шее – обмоем наше перемирие? Пошли ко мне или у тебя засядем. Как ты на это глядишь?

- Нет уж, ты меня извини, но я не хочу. Дела у меня, понимаешь? Ладно, давай, пошел я. – Петрович открыл-таки дверь и зашел домой. Витюнин дед постоял еще немного перед дверью Петровича и произнёс в сердцах.

- Дела у него… Мериканец, понимаешь… Миллионер… Брезгует, видать, с обычным людом пить. Совсем, гад, зазнался. – После чего он тоже зашел домой, сильно хлопнув дверью.

Петрович начал готовиться к встрече с Марьей Ивановной. Он достал из чемодана заранее купленный в Америке подарок и положил его в пакет. Пару минут он постоял около зеркала, вглядываясь в своё отражение. Взял расческу, причесался. Что – то всё равно было не то. Он зашел в ванную, смочил волосы водой, вытер их практически насухо полотенцем и причесался снова.

- Вот ведь, черт, словно бриолином намазался. – Он снова распушил свои волосы. Затем махнул рукой на свое отражение. – И чего только она в тебе старом такого выглядела? Непонятно. – Он посмотрел на часы и вышел из дома, направившись в ближайший магазин. В магазине он приобрел достаточно богатый набор к чаю и пошел к Марье Ивановне.

Я, честно говоря, не знаю, как там у Петровича сложился разговор с Марьей Ивановной – сам лично не присутствовал, а делать предположения не хочу, боясь наврать, обидев тем самым наших стариков, но то, что через час Петрович вышел от Марьи Ивановны с горящими по-молодецки глазами – это факт. Судя по всему, разговор удался.
Владимир вне форума   Ответить с цитированием