Показать сообщение отдельно
Старый 04.07.2012, 03:04   #44 (permalink)
Владимир
Необычный игрок
 
Аватар для Владимир
 
Регистрация: 15.07.2009
Сообщений: 5,226
Репутация: 1846
Владимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to beholdВладимир is a splendid one to behold

Награды пользователя:
1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 1 место в турнире 2 место в ФЛ WSOP 2 место в турнире 2 место в турнире 3 место в турнире 3 место в турнире 
Всего наград: 11

По умолчанию Re: Петрович и Покер.

На следующий день, ближе к обеду, Петрович сидел на табурете - единственном предмете мебели, который остался у него после ухода вызванных им грузчиков. Квартира была полностью пустой и любой звук, издаваемый Петровичем, эхом отдавался от голых стен. Техника, которую они купили вместе с Витюней, стояла в углу, запакованная в коробки. Кроме техники в том же углу лежал чемодан, в который Петрович сложил некоторые вещи. Он достал из кармана сотовый телефон и набрал номер Витюни.

- Ало, Витюнь, привет. Ты дома? Сильно занят? Зайди-ка ко мне. Помощь твоя нужна.

Минуты через три дверь в квартиру распахнулась, и в комнату вошел Витюня.

- Ого, старый, кардинальную ты перестановку у себя сделал. Всё на свалку, гляжу, переставил или вывез куда? – Присвистнул Витюня.

- На неё, родимую, на свалку.

- Правильно, Петрович. Хватит в своём хламе жить. Потраться на ремонт и мебель новую купи. Поддерживаю. Молодец. Хочешь, я тебе мастеров подгоню? Оштукатурят тебе всё, подвесные потолки сделают, сантехнику заменят? У меня есть знакомые. Классно всё сделают. Под евро. Позвоню?

- Погоди, Витюня, потом позвонишь, ежели чего. Давай сначала мы оставшиеся вещи на улицу вынесем. Надо бы их тоже все отвезти в одно место.

- Правильно. Нечего им при ремонте пылиться. А куда повезешь? Если хочешь – у меня можешь оставить на время.

- Да есть тут одно место. – Петрович взял чемодан с вещами в одну руку и коробку с ноутбуком в другую. – Пошли на улицу.

Витюня за два захода вытащил всё остальное. Петрович снова вытащил телефон и набрал номер. – Маша, ну мы внизу. Можешь выходить. – Он обернулся к Витюне. – Сейчас, еще один звонок. – Ало, девушка. Нам бы такси какое-нибудь. В виде газели. У нас тут телевизор большой и пара коробок. Нет, в легковую не влезет. Может и влезет, но нам еще троим ехать нужно. Хорошо, ждём. - Он положил телефон. – Сказали, через пять минут будет.

- Подождём, чего. А кто еще с нами поедет не пойму?

В этот момент к друзьям подошла Марья Ивановна – Привет, Виктор. Привет, Коль. Ты такси то вызвал?

Витюня понял, что третий человек, который сейчас с ними поедет куда то в газели и есть соседская Марья Ивановна. Он поразмышлял пару минут о чем-то о своём и глянул на стариков. Взгляд Петровича, который в настоящий момент был прикован, конечно же, к Марье Ивановне, говорил о многом. Витюня улыбнулся.

– Карета подана, господа.- Произнёс он, увидев въезжающую во двор грузопассажирскую желтую газель, на борту которой большими буквами красовался телефон такси

Все загрузились в такси. – Куда едем, дед?

- Улицу Лесную знаешь?

- Знаю. – Кивнул водитель. Как не знать. А куда там? Номер дома какой?

- Езжай. – Махнул рукой Петрович. – Там недалече. Доедем – покажу.

Через пятнадцать минут газель въехала в утопающий в зелени коттеджный посёлок.

- Вон тот дом с красной черепичной крышей видишь? – Спросил водителя Петрович. – К нему и рули.

Газель подъехала к аккуратному домику, огороженному металлическим забором. Домик был хоть и не очень большой – с мансардным вторым этажом, но приятно удивлял своей красотой и благоустроенностью участка. Деревянные окна с резными наличниками, резной же крылечек, аккуратно подстриженные газончики, цветы в клумбах прямо под окнами, пару деревянных садовых статуй – по всему было видно, что к строительству и благоустройству дома прикоснулась рука мастера.

- Эх, красота. – Вздохнул Витюня. – Живёт же кто то.

Петрович взглянул на Витюню, улыбнулся, но ничего не сказал.

- Сюда что ли разгружаем? – Уточнил Витюня у Петровича. Петрович кивнул. – Сюда.

Витюня подошел к воротам и подёргал за верёвку колокольчика, который в этом доме выполнял роль звонка. Раздался мелодичный звон. – Хозяева. Есть кто-нибудь?

- Не звони понапрасну. Нет тут пока никого. – Петрович достал из кармана ключ и открыл входную калитку. – Заносим.

Все зашли в дом. Внутри было также красиво, как и снаружи. Дом был стилизирован под деревенский. Всюду была деревянная резьба. Мебель также в основном была искусно вырезана из дерева. Витюня ахнул.

- Это кто же тут так постарался? Как я понимаю, тут же всё сделано своими руками. Да еще и какими руками. – Он обернулся к Петровичу. – Это чей дом то?

- Понимаешь, Вить. Здесь последние годы жил один художник мой знакомый. Жил одиноко – бабка то его померла лет пять назад. Вот он его и облагораживал всё это время. Чтобы, значит, не так одиноко было. Строил, облицовывал, скульптуры вон во дворе понаделал. А пару месяцев назад помер он от старости. А дети его все кто в Москве, кто в Нижнем. Кто где, в общем, живут. Ну, собрались они на похоронах и давай решать что с домом делать. Оставить его себе хотели – всё-таки отец родной всё своими руками делал. Память. Переругались, конечно, как водится, но в Бессонове нашем никто жить не захотел. Потому и решили продавать. А я им и говорю – цену, мол, определите, позвоните мне. Если приемлемо будет, то я у вас его и куплю. Негоже такую красоту в чужие руки отдавать. А мы как-никак с молодости дружили. Вот так я его и прикупил. Дорого, конечно, запросили, но он стоит того. Как-никак тут всё с любовью сделано. – Он погладил руками резной комод. Добавил им денег маленько, так они и мебель всю оставили. Не захотели связываться в столицу её перевозить. Вот тебе и вся память.- Петрович неожиданно помрачнел, но быстро справился с собой. - Так, что, принимай владения, хозяюшка. – Он обернулся к Марье Ивановне. – Ну как, любо тебе здесь?

- Как же, Коля такая красота нелюбой может быть. Конечно, любо. Молодец ты. Правильно сделал, что купил. Деньги – что? Пшик. А тут дом. Да еще ладный такой.

- Так это получается твой дом? – Витюня посмотрел на Петровича. – Так вон ты куда деньги то дел… И ты, старый жук, молчал всё время? И мне ничего не сказал? Ну ты даёшь.

- Да чего говорить то, Витюнь, я подумал – приедем, тогда уж и покажу. Так, что, смотри. Нравится?

Витюня огляделся вокруг, поднялся на второй этаж, спустился. – Как не понравится. Вещь, чо! Слушай, я тут вот чего подумал – ты вещи то все вывез со своей квартиры. Значит, сдавать её собрался. Так ты не ищи никого. Я у тебя её сам сниму. Ты только с ценой определись. Договоримся. Деньги есть. Платить буду исправно. Давай я тебе сразу за полгода заплачу, а там уж дальше определимся. А то мне, сам понимаешь, с моим стариком жить во как надоело. – Он рубанул ребром ладони по горлу. – Достал. Ну так как, сдашь?

Петрович хитро посмотрел на Марью Ивановну. – Ну как, Марьюшка, сдадим?

Та прикрыла рукой рот, чтобы Витюня не заметил её улыбки. – А что, сдавай. Съёмщик вроде бы справный, платежеспособный. Грех такому не сдать. Чего других то искать.

Петрович указал рукой на чемодан – Дай-кась его сюды. – Он открыл чемодан, вынул оттуда папку и передал её Витюне. – На ка вот тебе.

- Что это? – Недоумённо спросил Витюня. Договор аренды что ли?

- А ты открой и почитай. – Улыбнулся Петрович.
Витюня открыл папку и начал читать. – Договор дарения квартиры. Город Бессонов, дата. Мы, гражданин Пердунков Никола Петрович, именуемый в дальнейшем «Даритель», с одной стороны, и гражданин Плодухин … именуемый в дальнейшем «Одаряемый», с другой стороны, совместно именуемые «Стороны», заключили настоящий договор о нижеследующем: «Даритель» безвозмездно передает, а «Одаряемый» принимает в дар в собственность квартиру под номером, расположенную по адресу: город Бессонов, улица…, дом…, общей площадью … кв.м. .

– Не понял. Что это такое? Что за договор? Какая квартира? Какое дарение? -Он уставился на Петровича. – Старый, что это?

- Чего же тут не понять. Дарственная на мою квартиру. – Петрович достал связку ключей и передал её Витюне. - Владей на здоровье и меня проведывать не забывай.

Витюня сел на стул и похлопал руками по карманам. – У тебя закурить нет?

- Так ты ж не куришь. – Усмехнулся Петрович. – Где то должно быть. Видел в комоде. – Он достал пачку сигарет, спички и протянул их Витюне.

- Закуришь тут. - Витюня вышел на крыльцо и закурил. Сделав пяток затяжек, он закашлялся, затушил сигарету и вернулся обратно. – Ты меня извини, Петрович, но принять от тебя квартиру я никак не могу. Если она тебе не нужна, то продай её, а деньги на книжку положи. Или вон машину себе купи. Кто я тебе? Ладно бы сын, внук или родственник какой. А так – сосед. – Он покачал головой. – Нет, старый, спасибо за заботу, но я пас. Не обижайся.

Петрович взял Витюню за локоть. – А я знал, что не возьмешь, поэтому без тебя всё и оформил. Так, что, берешь ты её или нет, но она так и так теперь твоя. – Он помолчал и вкрадчиво произнёс. – Слушай, Вить, подумай сам – пошто она мне сдалась? Ты видишь, какие у меня теперь хоромы? – Он обвёл рукой вокруг. - А ты заладил – «квартира, квартира». Накой она мне теперь? А сыновей у меня… - он внезапно замолчал. – В общем, ты мне единственный как сын будешь. Так, что, бери и не думай. Вот ты мне говоришь «продай». Ты подумай сам – я с Америки денег привёз больше, чем у меня до этого было. Еще и с прошлых осталось. Так зачем мне деньги то? Так, что ты не думай ни о чём. Бери и пользуйся. Дай Бог тебе, чтобы на здоровье пошла.

Витюня обернулся к Петровичу. В глазах его стояли слёзы. – Ты… - Он обнял Петровича и не стесняясь заплакал у него на плече. – Спасибо.

- Ну, будя, будя. – Он похлопал Витюню по плечу. - Пошли лучше на кухню. Там Марьюшка уже хлопочет вовсю.

Витюня вытер слёзы с глаз и пошел за Петровичем на кухню. Марья Ивановна уже успела вытащить из привезенной с собой сумки нехитрую провизию и нарезать её по тарелкам. Тут же на столе стояла бутылка водки и три рюмки.

– Так, разобрались? Молодцы! Ну-ка, по местам. Давайте-ка выпьем за удачное окончание вашей истории. Мыслимое ли дело в карты то играть. – Она покачала головой. - И я с вами с удовольствием выпью. – Она подняла рюмку и произнесла тост.

– Ну, быть добру.
Владимир вне форума   Ответить с цитированием