Показать сообщение отдельно
Старый 28.02.2014, 07:51   #745 (permalink)
borr
Оператор ГСЧ
 
Аватар для borr
 
Регистрация: 02.11.2010
Сообщений: 9,380
Репутация: 3007
Записей в дневнике: 234
borr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud ofborr has much to be proud of

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Как затащить сандей или нагриньдить стопицот баксов за месяц? Всего этого тут НЕТ

улыбнуло с утреца

Александр Роган, мажоритарный акционер российской транспортной компании
Сегодня, 00:05

Цитата:
Каждый раз, когда я оказываюсь «у себя дома» в Лондоне (хотя вот уже больше десяти лет живу в Москве), мне задают одни и те же два вопроса, за которые нужно сказать спасибо Би-би-си и журналу The Economist: «Каково это — жить в России и зачем я уехал?»

Я отвечаю, не думая.

— Каково это — жить в России?

— Не соскучишься.

— Зачем ты уехал?

— Потому что мне стало скучно!

Возможно, это звучит слишком просто, но, вспоминая тот день, когда я принял судьбоносное решение открыть бизнес в России, это очень близко к правде. Мне надоело однообразие работы, хотя она и приносила мне хорошие деньги, и, становясь старше и умнее, я начал относиться к жизни в Великобритании очень скептически.

Годом раньше мы ввязались в войну в Ираке под бредовым предлогом наличия там оружия массового поражения; солдаты гибли из-за плохого вооружения, в то время как ухмыляющийся Чеширский Кот в парламенте управлял страной с харизмой, честностью и искренностью американского телевизионного проповедника.

Достало. Пришло время что-то менять.

В 2004 году, немногим после того как Абрамович купил «Челси», Ходорковского посадили за решетку, а состоятельные русские ринулись в Лондон — город, где на тот момент уже лет двадцать как не принимались никакие серьезные глобальные бизнес-решения, — я сошел с борта самолета в Домодедово.

Я шел к стойке иммиграционного контроля с тревогой в сердце. Мои страхи окончательно оформились, после того как я взглянул на облеченное в военную форму великолепие в мини-юбках и чулках и на головокружительной высоты каблуках (я тогда чуть не вывихнул себе шею). А еще помимо яркой губной помады у них были стволы.

Я был потрясен.

И одновременно я был взбешен, потому что благодаря распространенным в Британии стереотипам я точно знал, что все русские девушки выглядят олимпийскими чемпионками по толканию ядра, перекачанными анаболиками, — метр сорок на два центнера счастья с квадратными челюстями, легкой щетиной и волосами под мышками — такими густыми, что даже французы позавидовали бы.

Они нагло лгали.

Первые впечатления всегда самые яркие. И когда я слушаю западных бизнесменов (и бизнесменок), рассказывающих о первом визите в Россию, описание русских девушек всегда занимает бóльшее количество времени — если не всё.

Моя работа в России была связана с логистикой — цепочкой поставок. Мне довелось сталкиваться с Федеральной таможенной службой и их эксцентричными традициями, но если с документами все было в порядке, проблем не возникало. Но, как правило, рассказы других посетителей России звучат иначе. Обычно они начинаются с погоды — слишком жарко или слишком холодно — и содержат фразу: «Но вы обратили внимание на девушек?» Таможня совершенно погрязла в коррупции и требует взятки каждый раз, когда мы напортачим, все это так, а вы видели их девушек? Пробки совершенно невозможные, я проторчал два часа на Ленинградке, кстати, вы видели, какие там девушки?

И так всегда. Приезжие с Запада возвращаются в свои унылые страны с рассказами о суровой погоде, о негостеприимной таможенной службе, о сговорчивых таможенных брокерах. Но в зависимости от своей удачи и места тусовки — также с историями о приветливых молодых леди, расточающих любовь и симпатию на договорной основе, либо о «холодных девушках», если те не остались под впечатлением от конкретного поддатого, любвеобильного экспата.

Я побывал на множестве утренних деловых встреч, интервью, совещаниях с руководителями высшего звена различных зарубежных компаний, испытавшими на себе все разрушительное действие первой встречи с Россией: бледные лица, растрепанные рубашки, криво завязанные галстуки. Один случай мне особенно запомнился, а именно невнятное извинение одного француза, директора склада в Подольске, последовавшее сразу после того, как он вылез из машины частника, заправил рубашку, застегнул ширинку и рухнул на землю прямо лицом вниз.

1:0 в пользу московского стрип-клуба против Франции.

Битва при Бородино повторилась. Цепочки поставок всегда ввергали французов в транс, будь то в 1812 году или 200 лет спустя. Тот товарищ был более удачлив, чем Наполеон: он сохранил большую часть содержимого своего кошелька и брюки, несмотря на настойчивые попытки непревзойденных москвичек избавить его от них. Но его отчаянные попытки привлечь дистрибьютора, которому на самом деле место на складе в Подольске было необходимо как воздух, с треском провалились.

Первое впечатление самое яркое. Им и делятся со всеми. Наш герой вернулся на родину и в деталях поведал о своих приключениях и о том, как ему едва удалось выжить в Москве, но умолчал про собственную глупость. Такие, как он, и порождают стереотипы о Москве — накачанные водкой «исследователи» с ограниченным представлением о чем-либо русском.

Александр Роган, мажоритарный акционер российской транспортной компании, долгое время объяснял российский логистический бизнес иностранному деловому сообществу
Стереотипы о Москве — откуда они берутся? - РБК daily
borr вне форума   Ответить с цитированием